Голосования

Какой теорией происхождения жизни вы придержавайтесь?
 

Узнал новое?

Поделись с друзьями:

Наша кнопка

88x31 Код




Ю. В. Чайковский ЭВОЛЮЦИЯ. Загадка начала жизни. С чего начинать отсчет эволюции?
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Литература

 

Многие эволюционисты (начиная с первого, известного нам по имени - Анаксимандра) вплетали свои соображения об эволюции живого в общую схему развития мира, и Дарвин, не делавший этого, был скорее исключением. Новый учебник (*) тоже начал свою обширную (50 страниц) главу "Возникновение жизни на Земле" с космической эволюции. Зачем это, не сказано, но резон тут есть. Попробуем его разъяснить.

(*) В.Б. Захаров, С.Г. Мамонтов, В.И. Сивоглазов. 0 Биология. Общие закономерности. Учебник для 10-11 классов общеобразовательных учебных заведений. М., Школа-Пресс, 1996. 623 с. (Далее: Учебник.)

У космологов известен "антропный принцип", утверждающий, что с самого начала эволюция мира шла так, чтобы в определенный момент в ней мог появиться мыслящий наблюдатель. Без этого принципа космология не умеет объяснить удивительное соответствие значений мировых констант (скорость света, масса протона, заряд электрона и т.д.) - стоило бы хоть одной из них иметь чуть иное значение, и во Вселенной не было бы не то что людей, не было бы даже атомов. Принцип можно понимать и как первоначальное согласование мировых констант (это, в сущности, креационизм, религиозная точка зрения, привлекательная для верующих), и как своеобразный отбор - из всех мыслимых вселенных мы живем в той единственной, в которой мы могли, в принципе, произойти. Последнее чем-то близко с дарвинизмом, где тоже принято говорить: данное свойство организмов существует потому, что не обладавшие им не смогли жить.

 

Американский физик Пол Девис, пропагандист "антропного принципа", не скрывает его идейной близости дарвинизму - по его мнению, наша Вселенная отобрана из "ансамбля" вселенных, а всякий успешно живущий организм - из "ансамбля" менее успешных организмов. То, что слово "ансамбль" несет тут совсем разные смыслы (ведь вселенные, в отличие от организмов, мыслятся как неразмножающиеся и невзаимодействующие), обойдено молчанием, зато справедливо отмечено, что антропный принцип "сродни традиционному религиозному объяснению мира: Бог сотворил мир, чтобы люди населяли его". Девис допустил, что "в будущем будут найдены объяснения некоторых из рассмотренных численных совпадений в рамках теоретической физики", благодаря чему "антропный принцип утратит всякое значение для объяснения мира" (Девис П. Случайная Вселенная. М., 1985). Он оказался прав: уже появились космологические работы, пытающиеся увязать мировые константы путем вывода их из новой общей теории. К сожалению, большинство сторонников принципа считают его вечным.

 

Девис привел и критику в адрес принципа, в частности, такую: "Географ, убежденный в предопределенности всего сущего", мог бы счесть реку Мисисипи специально сотворенной, поскольку она "очень удобно подходит ко всем пристаням и проходит под всеми мостами" (Девис П. Суперсила. М., 1989, с. 260). Другими словами, к географии прилагать антропный принцип было бы нелепо - мы-то знаем, что река возникла сперва и по своим законам, а сооружения на ней - позже и по другим законам. Не так ли следует подходить и к космосу? Пока не было частиц, не было и их констант, а когда (по мере охлаждения Вселенной) частицы стали возникать, у них обнаружились те свойства (выражаемые константами), которые вписывались в уже возникшний мир. А как дело в биологии?

 

При объяснении абиогенеза (происхождения жизни из неживого) встают точно те же трудности: в самой простой клетке все удивительно подогнано друг к другу, равно как подогнаны друг к другу и разные клетки (организмы и части многоклеточного организма). Не менее удивительна взаимоподогнанность частей биосферы. И о том, что все это создано для человека, тоже, как мы знаем из части 1, долго говорили - в рамках "естественного богословия". Однако почти все биологи вот уже 140 лет предпочитают искать объяснение в рамках идеи эволюции. Кому у кого в таком случае надлежит учиться - биологам у космологов или наоборот?

 

Проще всего следовать традиции космологов, т.е. уверять, что земная жизнь есть совпадение редких случайностей. Именно так и заявляли многие, например, ленинградский эколог М.И. Будыко в своей книге "Эволюция биосферы" (Л., 1984): биосфера показалась ему малоустойчивой и до сих пор существующей лишь потому, что в периоды кризисов ее спасало что-то внешнее, удачная случайность. Так, когда биосфера была готова замерзнуть, "как раз" повышалась активность вулканов, увеличивавшая парниковый эффект. По сути это тоже - "антропная" точка зрения.

 

Антропный принцип многие признают потому, что не видят ему альтернативы; точнее, альтернативой у них служит только идея "случайной Вселенной", где совпали начальные условия, друг от друга независимые. Точно та же исходная посылка господствовала в 1970-е гг. в работах по абиогенезу. Вот ее самая явная формулировка: "Эволюция должна начинаться со случайных событий. "В начале" - каков бы ни был точный смысл этого понятия - по-видимому имелся молекулярный хаос, и в гигантском многообразии химических соединений не было никакой функциональной организации" (Эйген М. Самоорганизация материи и эволюция биологических макромолекул. М., 1973, с. 13). Забегая вперед, скажу, что эта установка завела проблему в тупик, и я буду излагать иную схему, исходящую из четкой упорядоченности химических процессов на молодой Земле.

 

Опыту космологов следует и Учебник: "чем более активна оказывалась молекула белка как катализатор, тем больше пользы приносила она своему обладателю. По-видимому, в это же время происходило становление генетического кода" (с. 69). С виду это кажется дарвинизмом, на деле же это - антропный принцип в его религиозной форме: ведь удачный белок еще не мог размножиться и вытеснить конкурентов, так что его сопряжение с "генетическим кодом", до этого момента не существовавшим, выглядит как предустановленное. А нельзя ли как-то иначе, понаучнее?

 

Нет, я не собираюсь спорить с верующими - то божество, в которое они верят, вполне реально для них, обладает теми атрибутами, в какие они верят, и спорить об этом нет смысла. Но обращу внимание: антропный принцип взят космологами (и то не всеми) на веру, чтобы объяснить соотношение констант, и только. Они отнюдь не предлагают обращаться к нему всякий раз, как что-то неясно, а биологи по сути делают именно это. Вот как, например, Учебник объясняет возникновение фотосинтеза: "В более выгодном положении оказались организмы, приобретшие способность использовать энергию света для синтеза органических веществ из неорганических. Таким образом возник фотосинтез" (с. 70). Опять, как в антропном принципе, ссылка на выгодность дана вместо опыта или рассуждения о возможном механизме достижения. Пусть читатель не поленится сравнить эту пару фраз о фотосинтезе с мыслями Анаксимандра о появлении людей (п. 1-5) и Эмпедокла об отборе (п. 1-7), а затем сам решит, велик ли тут за 2500 лет прогресс в способе думать об эволюции.

 

Более научной мне видится линия рассуждений, отвергающая антропный принцип во всех его формах как излишний, пока не исчерпаны все остальные аргументы. Трудности, заставившие вводить его, одинаковы во всех науках и вызваны тем, что процесса эволюции мы не видим, а ее результаты поражают нас своей самосогласованностью. Однако в большинстве наук ничего похожего на антропный принцип никто не предлагает, поскольку это попросту неинтересно - куда интереснее искать механизмы явлений и их наиболее общие связи, а не полагать всякую загадочную связь божественной или, что почти то же, "антропной".

 

И всё же одна особая трудность у космологов действительно есть: совпадение констант выглядит чудесным прежде всего потому, что Вселенную не во что "погрузить", ее нельзя рассмотреть как часть чего-то, чтобы вывести ее законы из свойств этого "чего-то". Но к нашей теме данная трудность как раз не относится: жизнь - порождение Земли, как Земля - порождение космоса. Приняв космическую эволюцию как нечто данное, мы можем вывести из этой данности эволюцию Земли и выяснить тем самым условия той поры, когда появилась жизнь. А зная эти условия, можно начать распутывать клубок загадок рождения жизни.

 

Словом, проблему абиогенеза надо действительно начинать издалека, с эволюции неживой природы, иначе мы в нем ничего не поймем. Очень удачно, что Учебник называет ученых XIX-ХХ веков, пытавшихся понять абиогенез как чисто химическую проблему, и приводит итог их 120-летних усилий - получено множество органических веществ, понята важность мембран и прочих граничных структур, но и только. По-моему, итог безрадостен: куда двигаться дальше, непонятно.

 

И все-таки Учебник находит вполне разумное направление - предлагает искать корни живого в неживой природе как целом. К сожалению, сам он почему-то его не держится - сообщив массу разрозненных сведений о космосе, он никак ими не пользуется и ничего не говорит нам о геологии и физике молодой Земли. А там-то и прячется разгадка - в той мере, в какой она на сегодня найдена. И рассказать об этом для старшеклассников, по-моему, можно, хоть и не очень просто.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить