Голосования

Какой теорией происхождения жизни вы придержавайтесь?
 

Узнал новое?

Поделись с друзьями:

Наша кнопка

88x31 Код




Программность процессов в живых телах
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Доводы против эволюции

В тело каждого живого существа внедрены три основные автономные механизмы:  саморазворачивание, самоподдержание и самоуничтожение. Есть ещё и другие (например, самовоспроизведение), но эти три являются главными. Указанные три механизма имеют программную сущность.

 

Поскольку природа их сходна, то не следует ожидать существенного прорыва в понимании какого-либо одного из них:  едва ли мы значительно продвинулись в понимании второго механизма (в частности, мозговых процессов), если для первого до сих пор не предложено правдоподобной модели. Рассмотрим три механизма детальнее.

 

Механизм саморазворачивания

 

Первый механизм мы рассматривали достаточно детально в одной из предыдущих статей:  уровень его современно-научного понимания близок к нулю. Впрочем, даже не ведая деталей реализации механизма, мы чётко осознаем его программный характер. Несколько абзацев, следующих ниже, приводятся для подчеркивания именно этого момента (т.е. программной сущности эмбрионального механизма).

 

А. Баблоянц, ближайшая соратница известного материалиста И. Пригожина, доходя в своём рассмотрении до эмбриогенезиса, говорит: «Поэтому эмбриональное развитие можно рассматривать как запрограммированную последовательную генную экспрессию [выражение]» [1], признавая таким образом программность эмбрионального процесса.

 

Бросаем зерно — вырастает огромное дерево. Почему оно вырастает? — Потому что зерно имеет такую способность. Но по сути, это не зерно разворачивает само себя, а заложенный в нём набор инструкций постепенно реализует себя. Зерно материально, а набор инструкций — нет. Набор инструкций иначе называется программой.

 

Бросая в землю зерно, мы бросаем голый интеллект. (Правда, на этом этапе — уже не голый, а немного обёрнутый материей, зерновыми тканями). “Растительный” интеллект попал в материю в момент создания данного вида/рода растений, а падение зерна представляет собой лишь определённый этап периодически повторяемого цикла “мать-ребенок”. Голый интеллект, попав в материю, окутывает себя ею, причём, очень неслучайным образом, — по программе “самооборачивания/самоокутывания”.

 

Разработать “софтвер”, который бы сам окутывал себя “хардвером” [2], включительно с микропроцессором, — очень непростая техническая задача.

 

Под живым мы понимаем, прежде всего, не видимое материальное здание, а то нематериальное (информационное) здание, которое руководит материальным. Живым есть прежде всего то, что заставляет материальную структуру сохранять свою форму от хаоса и функционировать, — а не сама материальная структура. Материальная сторона живого является лишь средой реализации нематериальной стороны, её “обёрткой”.

 

Удивительное явление эмбрионального разворачивания нового существа не вызывает у многих справедливого ощущения удивления, превратившись во что-то обыденное. (Можно предположить, что, если бы дети вдруг начали рождаться в капусте, люди испытывали бы удивление лишь первые два дня, а потом сказали:  “Ну что в этом странного?!”). Тем, кто не усматривает в процессе саморазворачивания организма ничего странного, хочется сказать:  Ну так возьмите и сделайте винтик, который после попадания в металлический порошок начинал бы “развинчиваться” в токарный станок, или гаечку, которая “разворачивалась бы” в пассажирский самолет (+ пачка гаечек)! Это стало бы революцией в машиностроении. К тому же, это не должно быть сложным, поскольку, если слепая мутация оказалась в состоянии на это, — куда больше человек!

 

Механизм самоподдержания

 

О втором механизме, кажется, известно больше всего, ведь именно на его овладение направлены усилия медиков и биологов. Впрочем, что собственно известно? Способные ли мы со всеми нашими высокими технологиями заменить хотя бы один винтик в этой сверхсложной машине — живом теле? Вот именно что лишь винтик (кость, почку и т.п.) и именно что заменить (взять из одного тела и имплантировать в другое [3]) — на это только и способны.

Если тело является автоматом, тогда медики являются слесарями-настройщиками. Насколько сравнение врача со слесарем выглядит смешным, настолько же “живые” машины сложнее “металлических”. Врачи выполняют нелегкое дело — пробуют ремонтировать непрограммными средствами программно управляемый аппарат. (Это как налаживать операционную систему компьютера через блок питания.) — Почти полная беспомощность! А все ждут от врачей однозначных диагнозов и гарантии качественного “ремонта”. Не удивительно также, что традиционное и нетрадиционное направления в медицине до сих пор конфликтуют.

 

Всё упирается в программный уровень — машина руководится программой. Даже известно приблизительно, в какой части тела она “циркулирует”, — но неизвестно ни, что она собой представляет, ни как её “ухватить” (к ней вмешаться), ни на каком алгоритмическом языке дописывать к ней куски кода.

Вполне очевидно, что эффективное управление внутренними процессами системы под названием тело возможно лишь изнутри, — внешние попытки бесперспективны. В “кабине” материальной системы сидит нематериальный водитель — программа самоподдержки жизни тела (уровень подсознания и глубже). Система управляется только изнутри.

 

Как происходит анализ телом информации, а также как конкретно происходит управление тысячами параллельно происходящих внутренних процессов и реагирование на изменение условий? — Очень непростые вопросы. — Настолько сложен алгоритм программы самоподдержания.

 

Механизм самоуничтожения

 

Следует подчеркнуть, что этот механизм является программным, то есть он действует на основе специально разработанной программы. Подтверждением этому служит то, что между командами клеткам “время рождаться” и командами “время умирать” нет принципиальной разницы:  оба типа команд поступают от руководящего центра и оба чётко выполняются. Итак, оба механизма — саморазворачивание и самосворачивание — принципиально похожи, являются как бы симметричными один относительно другого. То, что саморазворачивание есть программой, ни у кого не вызывает сомнения. Тогда, значит, и механизм самосворачивания есть программой (ведь между двумя механизмами нет принципиальной разницы). На раненном участке кожи вырастает не неконтролируемое количество новых клеток, а ровно столько, сколько нужно для замещения дефекта.

 

Вместе с тем, многие люди, в частности геронтологи [4], принимают третий механизм не за программу, а за какую-то ошибку (бездумно-случайной матушки эволюции) и незавершённость процесса эволюции. Такое видение могло бы выглядеть подтверждением эволюции ...  если бы не программность.

 

С возрастом у человека появляются морщины, слабеет организм, седеют волосы. Из-за этого возникает соблазн провести аналогию между старением организма и изнашиванием одежды или срабатыванием деталей машин. Но такие аналогии обманчивы:  живая ткань не ржавеет принципиально, а для отработанных клеток всегда (теоретически) может поступить команда замены свежими. Возрастные трансформации тела определяются глубоко скрытой программой. Они не является случайностью. Для морщин или седины нет очевидных предпосылок (кроме программных). Старение и смерть — настолько же сложная (и, наверное, нужная) программа, как и программа зачатия и рождения. — Никакой ошибки.

 

Если информация о саморазворачивании организма НЕ является заложенной в генах, тогда чему информация о самоуничтожении должен быть заложенной в них? Однако, геронтологи убеждены именно в последнем. — Очевидно, геронтологи продвинулись не намного дальше эмбриогенетиков.

 

Организм есть информацией, выраженной в материи. О принципиальном различии между информационным и материальным писал ещё Платон (“материальная вещь = идея + материя”). Это информационное есть общей программой (метапрограммой) жизни. Три механизма, рассмотренные только что, являются важными подпрограммами этой метапрограммы;  причём, последняя их координирует (чтобы, например, сворачивание начиналось не одновременно с разворачиванием).

 

Уровень сложности живой системы настолько высок, а окутых мраком моментов так много, что становится тяжело уверенно отрицать такие вещи, как клеточные ядерные реакции (этот механизм, в конце концов, должен быть не намного сложнее механизма фотосинтеза) и тому подобное. А если некоторые из невыясненных до сих пор механизмов и превышают по своей сложности фотосинтез, то они уж наверняка не превышают наисложнейшую вещь в живой системе — программность большинства процессов.

 

Тело (живой организм) постоянно перед нами. Оно такое доступное и беззащитное — прямо бери и исследуй его 24 часа в сутки! Однако кодирование оказывается настолько блестящим, а все механизмы — настолько мастерски закодированными, что едва ли кто назовёт столетие, в котором состоится прорыв в этой сфере знаний.

 

Подводя итог, скажем, что всё в живых организмах (от разворачивания до сворачивания) сводится к программам, а программы не могут быть продуктом случайных процессов, то есть эволюции. Вдобавок, если бы автором “программного обеспечения” живых организмов была эволюция, неужели бы она настолько тщательно засекречивала свою работу, что даже современный мощный человеческий интеллект, вооруженный высококлассной техникой и компьютерами, до сих пор не способен её рассекретить?

 

Так кем же произведены программные живые организмы — случайными процессами или внешним интеллектом?

 

Сноски:

[1] — Баблоянц А. Молекулы, динамика и жизнь. — М.: Мир, 1990. — с. 312 (подчёрк. добавлено).

[2] — Софтвер, хардвер = “программное обеспечение”, “аппаратное обеспечение”, соответственно (англ.).

[3] — Ситуация с трансплантацией органов остаётся проблематичной. Так, с пересаженной почкой люди живут всего 5-6 лет, и то при постоянном употреблении десенсибилизаторов, ввиду неприятия “чужака”организмом.

[4] — Геронтос + Логос = “старый” + “слово” = “наука о старении”.

 

 

Богдан Рудый