Голосования

Какой теорией происхождения жизни вы придержавайтесь?
 

Узнал новое?

Поделись с друзьями:

Наша кнопка

88x31 Код




Карта Вселенной
(2 голоса, среднее 4.50 из 5)
Космос и Вселенная

кандидат физико-математических наук С. М. Комаров

 

Измерения в разлетающемся мире

 

Нелегко построить карту мира, объекты которого находятся в постоянном движении — одновременно и перемещаются относительно друг друга, и разлетаются в разные стороны. „Не будем забывать, что на межзвёздных расстояниях понятие одновременности далеко не очевидно“, — писал в одном из своих рассказах про вольных торговцев Пол Андерсон, и это обстоятельство сильно осложняет жизнь исследователям космоса. Вот, например, как определить расстояние до какой-нибудь далекой звезды? До ближней не очень сложно: нужно посмотреть, как она смещается на звёздном небе при наблюдении с разных точек орбиты Земли.

Структура Вселенной в чём-то самоподобна. Так, звёзды обращаются вокруг центра галактики. Планеты вокруг звёзд. А вокруг планет порой есть свои диски. И это совсем не редкость, о чём свидетельствует кольцо Урана. У Земли можно заметить два кольца из спутников и их останков: на низкой и на геостационарной орбитах.

Измерив смещение, или, как называют его астрономы, параллакс, несложно рассчитать расстояние до звезды. Только это будет расстояние, на котором звезда располагалась в тот момент, когда она испустила свет, а не когда его поймал телескоп. События же эти порой разделяют миллионы или миллиарды лет. Собственно, тот самый парсек, которым меряют межзвёздные просторы астрофизики и писатели-фантасты, как раз обозначает расстояние, которое приводит к параллаксу в одну секунду дуги небесной сферы. (Астрономы пользуются сферической системой координат, в которой положение объекта задано радиусом сферы и двумя углами — долготой и широтой. Древнейший способ использования этих координат — задать положение объекта относительно звёзд какого-то созвездия.) В астрономических единицах, то есть радиусах орбиты Земли, длина парсека превышает 206 тысяч а. е; в СИ парсек обозначают пк. А расстояние до дальних звёзд приходится высчитывать с помощью хитрых математических фокусов, причём заранее выбрав модель космологии. Изменится модель — и результат расчёта может оказаться иным.

 

Большинство астрофизиков полагает, что мы живём в так называемой Фридмановской горячей Вселенной, которая расширяется из-за Большого взрыва, случившегося 13 с лишним миллиардов лет назад. Поведение такой Вселенной описывают уравнения, предложенные советским физиком А.А. Фридманом в начале 20-х годов XX века, когда он исследовал возможность существования нестационарной Вселенной. Некоторое время физики воспринимали расчёты Фридмана как одну из забавных возможностей описать наш мир. И так было до тех пор, пока в 1929 году американский астроном Эдвин Хаббл не обнаружил странную закономерность: чем дальше от нас находится звезда, тем сильнее в красную сторону смещаются линии её спектра излучения. Именно уравнения Фридмана для расширяющейся Вселенной давали отличное объяснение этого факта.

 

Дальше в историю космологии мы забираться не станем — этому будет посвящена отдельная статья цикла, а сейчас обратим внимание на знаменитые уравнения. Точнее, на использованную в них систему координат. Чтобы дать описание странного, летящего и расширяющегося во все стороны мира, учёные придумали так называемые сопутствующие координаты. Хитрость в том, что в такой системе взаимное положение объектов не изменяется, а вот сама система координат расширяется. И это можно описать одним числом — параметром расширения, который зависит от того, сколько времени прошло с момента Большого взрыва.

 

Следующий математический фокус — связь между параметром расширения и красным смещением объекта. Оказывается, красное смещение какой-либо звезды связано простой формулой с двумя значениями параметра расширения: в тот момент, когда она испустила свет, и в тот момент, когда он долетел до глаза астронома, фотопластинки или ПЗС-матрицы телескопа. Значит, зная это смещение, можно рассчитать, сколь далеко мы заглянули одновременно в пространство и во время: чем больше красное смещение, тем более далёкую от нас эпоху мы наблюдаем. Для этого пересчёта и нужно задать космологическую модель и узнать параметры Вселенной, например плотность распределения материи, значение космологического члена, он же — плотность тёмной энергии, и прочие. Одни параметры поддаются измерениям, другие можно добыть только из теоретических расчётов. Вот так формула пересчёта красного смещения в реальные координаты и оказывается связанной с теоретической моделью Вселенной.

 

Впрочем, все эти трудности не останавливают астрофизиков. Вот, например, в майском номере журнала „The Astrophysical Journal“ за 2005 год группа американских учёных во главе с одним из пионеров вселенской картографии доктором Ричардом Готтом III из Принстонского университета опубликовала новую редакцию карты Вселенной, которая и послужила основой для этого рассказа. Учёные озабочены прежде всего тем, чтобы уменьшить искажения, возникающие при проецировании на плоскость разлетающегося трёхмерного объекта, и по форме получившихся крупномасштабных структур Вселенной попытаться оценить справедливость той или иной космологической модели. Наша цель проще: показать, как выглядит Вселенная с учётом современного знания.

 

Масштаб

 

Изобразить на одном листе бумаги карту со столь большой разницей расстояний очень трудно. Однако в руках человеческих есть мощный инструмент — логарифмический масштаб: каждое новое деление на оси расстояний означает увеличение не на единицу, а на порядок, то есть в десять раз. В результате вдоль оси форма объектов искажается. Например, возникает иллюзия, что центр Млечного Пути сильно сдвинут в направлении от Земли. Но это всего лишь иллюзия, в чём можно убедиться, присмотревшись к значениям расстояний. Обосновывая такой выбор, авторы ссылаются на пример журнала „Нью-Йоркер“, на обложке которого 29 мая 1976 года была опубликована картина Саула Стейнберга „Вид на мир с 9-й авеню“. На переднем плане картины изображены в полный рост здания, которые стоят на этой улице. Далее расположена река Гудзон. На её берегу в виде тонкого штриха показан Нью-Джерси. Скалистые горы выглядят небольшими холмами, а ширина Тихого океана не превышает ширины Гудзона. Именно такой геоцентрический вид — изображение всё более крупных объектов во всё уменьшающемся масштабе по мере удаления от нашей планеты — и получается при использовании логарифмической шкалы.

 

Околоземное пространство

 

Итак, самый ближний к нам внеземной объект — это Международная космическая станция. Фактически она летит в верхних слоях атмосферы, в пределах ионосферы. Чуть повыше расположен космический телескоп Хаббл. Далее под защитой внутреннего радиационного пояса (пояса Ван Аллена), который возникает из-за взаимодействия заряженных частиц солнечного ветра с магнитным полем Земли, находятся многочисленные искусственные спутники и их обломки. Выше — спутники Глобальной системы навигации (GPS). Их количество велико: на карте появляется заметная линия.

 

Следующая линия — спутники связи и шпионские спутники на геостационарной орбите, то есть они вращаются с той же скоростью, что и Земля вокруг своей оси. Всего приземная группировка спутников составляет 8420 объектов, объём же рукотворного космического мусора, по мнению специалистов, может достигать и миллиона кусочков.

 

Ближний космос

 

Рукотворные объекты есть и в ближнем космосе. Так, за орбитой Луны в точках Лагранжа системы Земля-Солнце (в этих точках силы тяготения от обоих небесных тел уравниваются и спутник висит в пространстве, не затрачивая энергию) находятся спутник WMAP, который строит карту реликтового излучения, и солнечная обсерватория SOHO. Среди других знаменитых космических кораблей на карте изображены „Вояджеры“ и „Пионер-10“, уже вплотную приблизившиеся к гелиопаузе — месту, где солнечный ветер сталкивается с межзвёздным полем. За ней уже лежит открытый космос.

 

Из природных объектов ближе всего к Земле расположена, естественно, Луна, а также объекты, сближающиеся с Землёй. В ту ночь, для которой построена карта, ближе всего подошел астероид 2003GY. Астероид 2003YN107 несколько лет был квазиспутником нашей планеты, но в 2006 году он нас покинул. Марс показан почти на самом ближайшем расстоянии от Земли (этого положения он достиг 27 августа 2003 года).

 

Большая трудность возникает при изображении пояса астероидов: все 218 с лишним тысяч этих малых космических тел сольются в тёмную полосу. Поэтому на карте показаны только 14 тысяч, которые лежат в пределах 4 градусов небесной сферы вверх и вниз от экватора Земли. С этим связана и странная форма пояса: в геоцентрической системе координат один его край неизбежно оказывается ближе, чем другой, ведь астероиды вращаются вокруг Солнца, а не Земли. Облака астероидов в районе 24 и 12 часов — тоже оптическая иллюзия: плоскость экватора Земли наклонена под углом 23,5 градуса к плоскости эклиптики (в которой расположен пояс), и обе плоскости пересекаются как раз в этих точках. Настоящие облака астероидов расположены около Юпитера, в его точках Лагранжа. Эти астероиды названы Троянами.

 

Следующее скопление малых небесных тел — пояс Койпера в районе внешних планет. Именно там находится претендентка на звание десятой планеты нашей системы — Седна. Может показаться, что пояс Койпера состоит из чередования плотных и неплотных областей. Это тоже оптическая иллюзия: в одних направлениях поиск таких объектов был более пристальным, нежели в других.

 

Последняя область, мало-мальски связанная с Солнечной системой, — облако Оорта, то место, откуда к нам прилетают кометы. Его радиус примерно в сто раз больше радиуса гелиопаузы. А дальше начинаются звёзды.

 

Пространство Млечного Пути

Чёрное облако пыли и газа Барнард 68 (диаметром с облако Оорта) — одно из ближайших к Солнцу; а расстояние до него — 410 световых лет. Температура пыли в облаке достаточно велика, чтобы противостоять гравитации. Остыв, оно схлопнется и породит новую звезду.

„Тысячелетие за бессчётными тысячелетиями бежала эта звезда по своему пути, прежде чем оказалась между Бетельгейзе и Ригелем“, — писал Пол Андерсон. Впрочем, подобную фразу можно встретить во множестве фантастических произведений, посвящённых межзвёздным путешествиям. Сириус и Бетельгейзе, Вега, Арктур и Процион, тау Кита и эпсилон Эридана — все они воспеты, и не раз, что не случайно: эти звёзды расположены в ближайшей к нам окрестности нашей Галактики. Самая же близкая звезда — проксима Центавра. Она вместе с ярчайшей звездой земного неба альфой Центавра и ещё одной звёздочкой солнечного типа образует тройную звёздную систему.

 

Тело Галактики, точнее, плоскость, в которой сосредоточена основная часть её звёзд, мы видим каждую ясную ночь в форме Млечного Пути. Так и называют нашу Галактику. Скопление пыли и газа в центральной части Млечного Пути мешает наблюдениям: на загалактической части карты Вселенной появляются два белых сектора.

 

Крабовидная туманность — остатки сверхновой, взрыв которой люди увидели в 1054 году.

Не прошло ещё и десяти лет, как астрономы обнаружили планеты у некоторых звёзд; их на карте обозначили кружочками. Первой была нейтронная звезда — пульсар PCR1257+12. Как оказалось позднее, у неё есть целых три планеты земного типа. Из числа звёзд с планетными системами 95 принадлежат к тому же типу, что и Солнца. Самые известные из них — 51 Пегаса, 70 Девы и входящая в десятку ближайших звёзд эпсилон Эридана. Планеты у них обнаружили по периодическим изменениям скорости вращения звезды. А вот планету размером с Юпитер у звезды OGLETR–56 астрономы впервые сумели разглядеть по изменению её яркости.

 

Колонны газа и пыли в туманности Орла сформированы потоками ультрафиолета от расположенного неподалеку кластера массивных молодых звёзд. Через несколько миллионов лет эти колонны исчезнут.

Когда мы смотрим телевизор, то не задумываемся о том, что переносящие сигнал радиоволны свободно проходят сквозь ионосферу и потом блуждают по космосу. А что, если обитатели какого-то дальнего мира поймают эти волны и сумеют их расшифровать? Что они увидят? Оказывается, визитной карточкой Земли будут лица спортсменов: первая телетрансляция достаточной мощности показывала открытие берлинской Олимпиады 1936 года. Другая сторона той же медали — лидеры Третьего рейха, которые присутствовали на трибунах. Этот радиосигнал уже прошёл Вегу и Арктур. Среди других интересных объектов Млечного Пути на карте обозначены такие, как Плеяды, остаток сверхновой в виде Крабовидной туманности, глобулярный кластер звёзд М 13 в созвездии Геракла, чёрная дыра Х–1 в созвездии Лебедя, туманности Ориона и Орла. По мнению многих астрофизиков, в центре нашей Галактики расположена чёрная дыра массой в 2,6 миллиона солнечных масс. А за границей Галактики начинается мир галактических скоплений.

 

На межгалактических просторах

 

Удалившись на сотни килопарсеков от Земли, уже нет ни смысла, ни возможности разглядывать отдельные звёзды — масштаб карты не позволяет. Поэтому речь пойдёт о скоплениях галактик и структурах из них.

 

Стрелочками указан центр нашей Галактики.

Млечный Путь — обычная спиральная галактика, и, как и прочие миллионы таких галактик, он входит в своё скопление. У нас есть две карликовые галактики-спутницы — Большое и Малое Магеллановы облака. Другие ближние галактики, общим числом 52, составляют Местную группу. Для полноты картины авторы поместили их всех на карту, даже если какие-то и не лежат в пределах рассматриваемого слоя в 4 градуса (их обозначили треугольниками). Самая изученная галактика — Туманность Андромеды, М 31.

 

Галактика М 81 — ближайшая из тех, что находится за пределами Местной группы, её можно наблюдать невооружённым глазом в созвездии Большой Медведицы. Самое большое из расположенных неподалеку скоплений — это сверхкластер галактик в созвездии Девы. В его центре лежит галактика Дева А, М 87, внутри которой, согласно расчёту, должна быть чёрная дыра массой в три миллиарда солнечных масс. Неподалеку обретаются галактики интересных форм; их очень любят фотографировать астрономы: Водоворот, Сомбреро, Антенна. Этот сверхкластер не стоит на месте, но с заметной скоростью перемещается в направлении так называемого Великого Аттрактора (он расположен значительно выше рассматриваемой экваториальной плоскости, но для полноты также указан на карте).

 

Сомбреро — спиральная галактика в профиль.

А дальше находятся 126 тысяч галактик и 31 квазар, зафиксированые во время самого свежего, так называемого, Слоановского цифрового обзора неба. Этот грандиозный проект начался в мае 1998 года в высокогорной обсерватории Апаче-Пойнт в штате Нью-Мексико (США). Во время обзора впервые без использования фотопластинок было получено изображение всех областей неба в пяти спектральных диапазонах, то есть зарегистрировано более 100 миллионов астрономических объектов. Их изображения передаются в память компьютера с ПЗС-матрицы автоматического 2,5-метрового телескопа. Астрономы же со всего мира придумывают способы и программное обеспечение, которые позволяют из всего массива информации добывать полезные данные.

 

Полученная при обработке результатов обзора часть карты даёт возможность разглядеть крупномасштабные структуры Вселенной. Самые примечательные — это две Великие Стены, протяжённые объекты из скоплений галактик, которые тянутся на сотни мегапарсеков, или сотни миллионов световых лет.

 

NGC1232 — спиральная галактика анфас.

Ближняя к нам структура протяжённостью 216 Мпк была открыта во время предыдущего систематического обзора неба, в 1989 году. Для наглядности авторы карты изобразили её в виде линий плотности распределения вещества. В центре этой стены расположено самое большое скопление галактик — Кома, или скопление созвездия Волосы Вероники. Вторая стена появилась после Слоановского обзора неба. Её длина в два раза больше.

 

Интересная структура из двух вытянутых скоплений галактик видна в районе трёх часов на расстоянии 200 Мпк; её называют Пальцы Господни, которые словно указывают на Землю. На самом деле это очередная оптическая иллюзия. Причина в том, что галактики этих скоплений помимо участия в расширении Вселенной ещё и довольно быстро движутся друг относительно друга и это движение вносит свой вклад в красное смещение. Результат — ошибка в расчёте расстояния. А вот Великие Стены — не иллюзия. Они на самом деле существуют. Более того, похожие образования возникают во время компьютерных экспериментов, когда астрофизики моделируют образование Вселенной. Такое совпадение экспериментальных и теоретических данных говорит, что наши знания о Вселенной не так уж далеки от действительности.

 

Порой галактики собираются группами по четыре или по восемь штук в относительно малой области пространства. Рассматривая их, астрономы изучают особенности взаимодействия галактик. В верхнем правом углу — галактика М 87.

На самом краю карты расположены два наиболее удалённых известных объекта: галактика SDF J132418.3+271455 (красное смещение 6,578) и квазар (красное смещение 6,42). За ними, на расстоянии немногим большем 10 Гпк от Земли, должна быть область, где находятся самые первые звёзды Вселенной, но астрономы своими телескопами пока что не смогли пробиться сквозь столь огромную толщу пространства и внимательно рассмотреть, что же там есть. Откуда сейчас могут взяться первые звёзды? Не надо забывать, что мы путешествуем не только в пространстве, но и во времени. Значит, объект, ныне расположенный на расстоянии в десяток гигапарсеков от Земли, испустил тот свет, который мы ловим сейчас, много миллиардов лет тому назад. А в то время звёзды как раз и начали формироваться. Значит, если мы когда-нибудь увидим такой дальний свет, его источником будут первые звёзды, больше, кажется, быть нечему.

 

Горизонт Вселенной

 

Пока мощности телескопов не хватает для того, чтобы заглянуть дальше нескольких гигапарсеков. Однако мы имеем представление о том, что там расположено: это граница той части Вселенной, которую можно наблюдать. Понять, где находится такой предел, можно следующим образом. Значение красного смещения для реликтового излучения — 1089, и это предельное значение. Реликтовое излучение, или, как его ещё называют, микроволновой фон, возникло (в рамках модели горячей Вселенной) в ту пору, когда электроны, протоны и нейтроны остыли настолько, что сумели слипнуться в первые атомы. В результате вещество отделилось от излучения и Вселенная стала для последнего прозрачной. Красному смещению 1089 соответствует сфера радиусом 14 Гпк: в этой области пространства древний фотон в последний раз сталкивался с каким-либо веществом. Мы же вследствие расширения летим с такой скоростью, что он смог догнать Землю (которой в момент вылета фотона ещё и в помине не было), лишь потратив 13 с лишним миллиардов лет. Это и есть граница видимой Вселенной; за ней лежит область ещё более ранней Вселенной, где излучение просто не способно свободно распространяться. Она занимает 283 Мпк и ограничена сферой Большого взрыва. 14 Гпк гораздо больше, чем те 13,7 миллиарда световых лет, которые свет может путешествовать во Вселенной. Как же так? Разгадка проста: это то расстояние в сопутствующих координатах, на котором от нас будет располагаться самая далёкая испускающая свет частица, когда её возраст станет таким же, как у нас сейчас.

 

На первый взгляд (слева) эта карликовая галактика (то есть содержащая миллионы, а не миллиарды звёзд) кажется эллиптической. Однако тщательная обработка изображения (справа) помогает выявить чёткую спиральную структуру. Вот так астроному и приходится постоянно блуждать среди разного рода оптических иллюзий.

Есть ещё один интересный парадокс. Казалось бы, если мы будем ждать бесконечно долго, то удастся поймать свет, который пришёл от звезды, расположенной на бесконечно большом расстоянии. Ан нет, в расширяющейся Вселенной есть звёзды, свет которых мы не увидим никогда: наш горизонт зрения ограничен радиусом 19 Гпк. С другой стороны, многие звёзды убегают от нас так быстро, что сигнал, который мы пошлём сейчас, никогда не сможет их догнать. Эти звёзды находятся за пределами сферы радиусом 4,74 Гпк или с красным смещением более 1,69. А их свет мы видим, потому что они его излучали очень давно, когда ещё не улетели от нас слишком далеко.

 

Вот так выглядела наша Вселенная 12 августа 2003 года.

 

„Впервые я заинтересовался астрономией, когда мне было восемь лет, — говорит Ричард Готт. — Как же не похожи тогдашние карты на современную! На них не было ни искусственных спутников Земли, ни объектов пояса Койпера, ни звёзд с планетными системами, ни коричневых карликов, ни чёрных дыр, ни внесолнечных источников рентгеновских лучей, ни гамма-барстеров, ни квазаров, ни великих аттракторов или гравитационных линз. Ни конечно же Великих Стен. Теперь все эти объекты нам известны“. А сколько ещё новых, невиданных ранее объектов предстоит открыть исследователям дальних миров, про это не знает никто.